Поиск
Портал для людей с псориазом

Линия психологической поддержки

8 800 201 60 88

Важность сигналов псориаза. История Светланы Луконенко

18.04.2019, 09:39

Псориаз у меня начался в пять лет. Родители стали замечать у меня на голове  поврежденные зоны: видимо, я расчесывала их из-за зуда. Когда мы сходили в поликлинику, педиатр сказал, что это грибок. Никто толком не исследовал эту историю. Я пользовалась дегтярным шампунем и другими народными средствами, что сложно назвать лечением. И только позже, когда мне было десять, если не больше, мне сделали соскоб кожи головы в клинике при Первом меде и диагностировали псориаз. Впоследствии выяснилось, что у меня есть генетическая предрасположенность: у некоторых моих родственников тоже есть псориаз.

Врач прописал мне диету — без жирного, жареного, острого и маринованного — и негормональные мази. В какой-то мере мне это помогало. Кроме того, я научилась наблюдать за течением болезни и выявлять закономерности — например, сезонные обострения осенью и весной. Мы выяснили, что помогают поездки на море, побольше на солнце находиться.

Был период, когда псориаз очень сильно обострился у меня на лице, как раз в подростковом возрасте, когда проблемы с внешностью переносишь особенно болезненно. Я стала выяснять, есть ли быстрые способы поправить положение, и по рекомендации врача стала использовать стероидные мази. Они очень быстро убирают высыпания, но у них есть эффект отмены: когда ты перестаешь ими пользоваться, высыпания проявляются еще сильнее.

Я также заметила, что болезнь связана со стрессовыми ситуациями. Например, в университете я нервничала во время сессии, что приводило к мгновенным обострениям.

Со временем я стала изучать разные методы гармонизации организма — даже не в отношении болезни, а в глобальном смысле. В частности, начала практиковать аюрведу, чтобы успокоить нервную систему, и стала подходить к питанию и сну более системно, включила в свою жизнь спорт и йогу — то, что называется «здоровый образ жизни». Пока мне удается все это соблюдать, у меня все замечательно. А если я начинаю сильно переживать или хаотично питаться, сразу идет ухудшение.

Я еще не закончила изучение псориаза. Сейчас мне интересно выяснить, возможно ли избавиться от псориаза навсегда.

От гормональных мазей я отказалась, поскольку они оказывают не лучшее воздействие на организм — к тому же я кормящая мать. Из покупных мазей мне помогают гомеопатические мази, мази на основе дегтя, растительные масла.

Очень сильное обострение у меня было после родов. Думаю, сыграли роль и стресс, и гормоны, и такой себе рацион: высыпания появились на полспины. Я не понимала, что делать. Оставалось только ждать и пользоваться смягчающими мазями.

Я считаю, что любому человеку, который обнаружит у себя признаки псориаза, нужно сходить к врачу.

Поскольку я биохимик по образованию, я иногда сама себе варю какие-то смеси — обычно на основе жирного масла (масла ши, какао или авокадо) и экстрактов разных трав: например, календулы, чистотела, ромашки. Я стала изучать этиологию и патогенез заболевания. Мне понятен этот язык: например, мне не нужно объяснять, что нервная система связана с кожей. Я понимаю, что на что примерно влияет.

К врачам я ходила не часто. Пару-тройку раз сходила, когда мы пытались установить болезнь, и в рамках осмотров. А после университета не понимала, зачем мне идти к врачу, если и так понимаю, что делать. Все врачи придерживаются той точки зрения, что болезнь вылечить нельзя, а можно только добиться ремиссии. И чего мне к ним ходить? Я сама это знаю. Если бы они сказали: «О, мы знаем, как это вылечить!», я бы к ним, конечно, пошла.

Я считаю, что любому человеку, который обнаружит у себя признаки псориаза, нужно сходить к врачу. По моему мнению, диагностика у нас хороша. А терапия — уже более индивидуальный момент.

Люди не очень реагируют на какие-то изъяны кожи, пугаются, что это может быть заразно. Это психологический дискомфорт, и он, наверное, самый сильный.

Болезнь также приводит к физическому дискомфорту. Кожа зудит, болит, трескается; можно проснуться с расчесанной головой. Сейчас меня уже не парит, я по-другому отношусь к этому.

Мне помогло принятие. Ты просто понимаешь: так получилось, у тебя есть такая особенность организма. Я отношусь к ней как к какому-то странному родственнику: он просто есть — и надо с ним считаться.

Ярких примеров чужой реакции я не вспомню. Иногда люди спрашивают, что у меня на коже — аллергия или грибок. Я отвечаю: псориаз, это не заразно. Такой ответ снимает напряжение. Иногда посторонние люди могут брезгливо посмотреть на поврежденные участки. Впрочем, ты это замечаешь, если тебя это беспокоит и ты сам себя накручиваешь.

Я отношусь к другим людям с псориазом с состраданием. Я понимаю, каково это, — особенно реакция на лице. Акне, на самом деле, хороший пример, эта болезнь тоже очень тяжело лечится. Это могут быть и какие-то шрамы, и ожоги на открытых участках тела: лицо, шея.

У меня постоянно были красные опухшие веки — жесть. Скорее всего, это было связано с какими-то переживаниями в школе. Я в принципе человек с чувствительной нервной системой.

Псориаз, как я заметила, часто проявляется у людей с определенными чертами. У них лабильная нервная система, то есть они сильно возбудимы или склонны ко всяким тревогам. Они могут быть творческими и при этом сильно подверженными стрессам. Это порождает хаотичный образ жизни — они едят кое-как, пьют алкоголь. С какого-то момента я перестала его употреблять, и высыпаний стало гораздо меньше.

Мне было бы сложновато выложить свои фото в соцсети, но я бы придумала, как это можно скрыть: купила бы очки и искала способ снять обострение. Конечно, я бы не стала выкладывать селфи с красными воспаленными глазами.

Я бы просто постаралась себе в этот период помочь. Я поняла, что это самый конструктивный подход: «Что я могу сделать для себя?» Я научилась заботиться о себе. Подход «какая я несчастная, спасите меня» разрушителен и вообще не работает.